Happy Tree Friends: Destiny

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Happy Tree Friends: Destiny » Альтернатива » Полночные бандиты


Полночные бандиты

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.yapx.ru/GrKa.png
Полночные бандиты

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

МЕСТО И ВРЕМЯ: глубокая ночь; кухня и гостиная особняка.

УЧАСТНИКИ: Прапор, Чудачка

ОПИСАНИЕ
Стакан молока - появляется в арсенале каждой кухонной тумбы, если у персонажа возникает желание выпить его. Побочные эффекты: несварение, возникновение крайней нужды, апокалипсис. Условия хранения: прохладное темное место, обязательно кухня, обязательно возле спящего под звуки выстрелов и криков психопата. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: не рекомендуется употребление ежами.
Или что может выйти с ночного похода на поиски провианта и просмотра безобидных передач в полусонном состоянии.

+1

2

Ни одно из последних ночных похождений рыжеволосой нельзя было назвать спокойным.
Флаки, хоть и привыкла строить из себя тихоню, искренне боясь вставить кому-то слово поперек, все же имела своеобразные объекты ненависти. Один из них:  внезапное пробуждения посреди ночи, в результате которого она привстает, уже и не помня, что за сон приснился в этот раз и приснился ли вообще; щурясь, смотрит на настенные часы, но на них все равно ничего не разглядеть. Затем дикобраз - (уже бывший), - забивая и на время, и на свет - ведь если не включать его, то и не узнаешь, что за черти прячутся в темноте, - устремляется к двери, попутно спотыкаясь о все близлежащие предметы.
Девчонка старается шуршать босыми ногами как можно тише, на ощупь, хватаясь за стены и перила, приближаясь к лестнице и спускаясь с нее. Голова пуста, как пусты сейчас первые этажи этого старенького особнячка, и абсолютно не хочет соображать, как управлять этим шатающимся рассеянным телом и куда направляться первым делом - в туалет или в обитель слегка подпорченной, но все такой же вкусной еды.
А оказавшись внизу и уже почти перестав считать овец, рыжая замечает, что кто-то удобно так устроился на диване, напротив телевизора, крутящего назойливую рекламу молока, молочной фермы, молочного шоколада...
Ей, на самом деле, не слишком хочется будить задремавшего (не)зверька; она может казаться кому-то недалекой, слегка глупой и слегка наивной, но сама-то прекрасно понимает, что в последнее время каждый из нее друзей и недругов стал более напряженным. Более подверженным нервному срыву. Более опасным. На фоне всего этого даже служивший когда-то Флиппи начинает казаться просто ангельской бабочкой. И это она так его "бешеное" состояние называет, да.
Девчонка открывает полупустой холодильник, шарит руками по полкам, кажется, сбивая что-то на пол - то ли яйцо, то ли какую-то круглую банку. В любом случае, здесь надо повесить табличку "осторожно, осколки".
Свет от лампочки в морозильнике ослепляет глаза на секунду, и в это время Флэки думает о том, что Сниффлс, все же, мастер своего дела, раз смог обеспечить хотя бы малую часть дома электричеством; многие из зверят, благодаря этому, уже буквально спать готовы рядом с работающим генератором.
"По-моему, кто-то уже пробовал..." Только Флэк не вспоминает, что неизвестный задохнулся газами через пару часов, а портал, расположенный в дальней комнате, снова заработал.
Пачка молока сразу попадается в руки, и рыжая хватается за нее, как утопающий за соломинку. В ход идет стакан, причем, крайне аккуратно идет - не хочет же девушка разбить здесь еще что-то.
Выходит с кухни былой дикобраз уже с наполненной посудиной в руках. Флэки замечает, что - какая неожиданность - после безобидной рекламы шоколадок (и, возможно, чего-то еще более безобидного, что было "до") телеканал решает запустить целую драму с примесью ужасов; это понятно по характерным звукам. В предчувствии чего-то плохого по спине девушки пробегаются мурашки.
"Нечего энергию переводить," - дует губы Флэк, подходя почти на цыпочках и склоняясь над диваном сверху, почти в угол под девяносто градусов.
Видя развалившееся там громоздкое (уж по сравнению с ней-то) тело зеленоволосого, девчонка болезненно сглатывает застрявшую в горле жидкость.
Прапор выглядит обеспокоенно - ну, на ее взгляд, ведь рыжая была одной из первых, кто начинал возводить даже малейшую проблему во вселенские масштабы.
Если честно, медвежонок никогда не был груб с ней; разве что в те моменты, когда сворачивал с хрустом шею или поджидал где-нибудь за углом, чтобы перерезать горло и подставить лицо под бившую толстой струей кровь. А Флэки все равно побаивалась, даже того самого, добродушного и отзывчивого солдата, с пока еще темноватыми глубокими глазами. Порой ей становилось стыдно за такую неприязнь, порой она даже пыталась подружиться, хоть и делала это крайне навязчиво - но, хэй, что же делать, если все такие попытки каждый раз оканчивались одним, стоило неподалеку лопнуть шарику?
Чудачка потянулась за пультом, чтобы прервать беспокоящую прапора программу.

Отредактировано Flaky (2017-03-01 14:41:15)

+2

3

Заняв своей тушкой весь диван, Флиппи лениво переключал каналы «зомбо-ящика». Все обитатели особняка уже давно спали, а значит он мог себе это позволить. Самому парню не спалось. Тишина давила на буйну голову хуже любого шума. Именно поэтому сейчас он находился здесь, в гостиной,  машинально щелкая кнопками пульта без какой-либо надежды найти хоть что-нибудь интересное. Телевизор не был открытием, для экс-мишки. А вот существа, что то и дело мелькали на «голубых экранах», были. Что же говорить о том, что медведь, да и все его друзья, теперь выглядели точно так же, как они? Но, правду говорят, ко всему привыкаешь и смирение к Флиппи пришло сравнительно быстро, не смотря на всю плачевность их положения.
Тем временем сонливость медленно, но верно подступала к Прапору со всех сторон. Решив остановит свой марафон телеканалов на писклявом и ненавязчивом мультике, Флиппи закрыл глаза. Стоило векам сомкнутся, как экс-мишку унес спокойный и радужный сон.
Резкий звук разбившегося стекла(?) выдернул Флиппи из мира цветастых лугов, разноцветных лошадок и пушистых облаков. Приоткрыв глаза и оценив ситуацию он понял — еще не утро. Видимо, нашелся еще один полуночник, решивший по-плутать в темноте испытывая удачу, которой у бывших зверюшек и при свете дня не особо наблюдалось. Да еще и внезапный звук потревожил тень души Прапора, спавшую спокойным сном где-то в глубине его сознания. Но все хорошо. С этим он может справиться. Надо просто заснуть снова. Беглый взгляд лег на экран телевизора, как раз в тот момент, когда маньяк со злобным оскалом прикончил свою жертву, заставляя кровь, пышным фонтаном хлестать из ее шеи. Всю сонливость как рукой сняло, а глаза широко открылись, неотрывно наблюдая за кадрами фильма. Тело сковала, до боли знакомая Прапору, сила, а в глазах промелькнул желтый огонек безумия. Единственное, что возможно, спасло бы положение — это отсутствие какой-либо жизни поблизости и может быть тогда Флиппи сможет взять себя в руки, успокоится, обойтись без жертв и сожаления. Поэтому он сейчас лежал и молился, что «полуночный шатун» уже успел уйти или хотя бы сделает это, как можно тише. Тем временем кадры не телеэкране пестрили жестокостью, перемешенной с кровью и криками. Флиппи до скрипа сжал зубы, но отвернуться или закрыть глаза не мог. Тело его просто-напросто не слушалось, а в сознании, прозрачно, начинали мелькать кадры из прошлого. Именно того прошлого, где он не задумываясь расправлялся с любым врагом, легко, словно по маслу проводя ножом по горлу неугодного и сразу переключаясь на следующую цель. Воспоминания заставляли кровь солдата бурлить в нетерпении, желая оставить совершенно ненужное сопротивление и устроить настоящую мясорубку в мирно спящем особняке.
К его облегчению фильм перебился рекламным блоком. Пару минут и Флиппи сможет, немного успокоившись, переключить канал на более мирный или выключить чертов ящик к кузькиной матери. Да, пара минут.... Он почти может пошевелить пальцами руки.... Как вдруг над диваном склонилось юное девичье тело принадлежащее рыжеволосой Флаки.
"Черт!" - выругался про себя Прапор, бросая на девушку последний разумный взгляд, полный жалости — он обязательно будет сожалеть о том, что сделал.
Но это потом. А сейчас, он перехватил за запястье нежную девичью ручку, которая видимо тянулась за пультом и перетянул ее владелицу на другую сторону дивана, не церемонясь опрокидывая Флаки на пол. Не давая девушке опомниться, он мгновенно оказался сверху нее, доставая из ножен свой бессменный охотничий нож. Не долго думая Прапор легко вогнал холодное оружие в запястье рыжеволосой, тем самым пригвоздив ее к полу, пресекая все попытки к бегству. Очевидно - от прежнего добродушного солдата не осталось и следа. Но даже сейчас  то, что Флаки была еще жива, показывало, что Флиппи еще не окончательно потерял контроль. И пусть на девушку сверху уставились два ярко желтых глаза, не выражавшие ничего кроме безумия, казалось, что отправить Чудачку на тот свет, экс-медведь не спешил. Но это покуда идет рекламный блок, который вот-вот закончиться. А пока, Флиппи жадно слизывает капельки крови, брызнувшие из глубокого пореза Флаки на уголки губ солдата, с широкой улыбкой наблюдая за гримасами боли на лице той, которая появилась «не в то время не в том месте».

+2

4

Девчонка чувствует мертвую, до боли сильную хватку на собственной руке, и в этот самый момент комната резко уходит вверх, проносясь перед глазами, словно плоская картинка.
Флэки поздно понимает, что уже лежит на полу; она ударяется головой, и в глазах начинают плясать белые искры, а затылок - невероятно болеть. Что-то гудит в ушах; кажется, это новый ролик рекламы.
В экране, где-то сверху - когда звон и смесь самых что ни есть раздражающих звуков, наконец, исчезает, - в небольшом перерыве на прогноз говорят, что погода обещает быть чуть прохладной следующие несколько дней, а затем желают одеваться потеплее. Но слова симпатичной - разумеется, по человеческим меркам, ведь никто из новых жителей этого старого особнячка не назвал бы никого из своих новых необычных соседей красивым - девушки, тыкающей указкой в в очередную точку на очередном островке, не смогут отвлечь расфокусированный взгляд рыжей от заносящегося над ней ножа.
- Не надо!!! - она яростно пытается завизжать, но из горла выходит лишь сдавленный хрип - наверное, от ошеломления и страха, так резко свалившегося на голову, она не сможет повысить голос - и, как в ее снах, на помощь никто не придет.
Горячая кровь бьет из раны, пачкая нож, пачкая лицо обезумевшего солдата - черт, как же знакомо! - и когда тот облизывается, со своим привычным удовольствием, Флэки хочет блевать прямо на пол под своей головой.
"Помогите, помогите кто-нибудь," - девушка скулит, словно собака, которой только что отбили камнем лапы, и дергает собственной ладонью, из-за чего лезвие входит еще глубже - с характерным звуком, пусть и совсем тихим, но заставляющим сердце биться с еще большей силой.
Кто-то, вообще, скажет, что, пережив столько собственных смертей - порой самых ужасающих, - можно привыкнуть ко всему. Особенно к какому-то маленькому ножику, что пригвоздил ее ладонь - да и саму Флаки - к полу; особенно к тому, что над тобой нависает гримаса безумия и, кажется, искреннего восторга от только начинающейся кровавой расправы; особенно к двум желтым подергивающимся глазам, которые выжигают тебя до дыр - конечно, все эти вещи обычны для каждого из друзей рыжей. Как боль в любой части тела, распиливание пополам, отрезание конечностей, вырывание глаз и языка.
"Но это не так" - сказала бы Флэйк и захлопнула бы дверь, не желая продолжать разговор. Ну, последнее - конечно, если бы только она была посмелее.
Умирать не хочется, особенно когда знаешь, насколько больно это может быть. К этому не привыкнешь.
- П-пожалуйста, - ей действительно слишком страшно смотреть в эти чертовы глаза, принадлежащие настоящему психопату, но она все равно не отводит своих. Возможно, причиной этому служит и то, что не хочется видеть что-либо еще. Например, небольшую красную лужицу, которая растекается под ее рукой и пропитывает растрепанные, раскиданные по полу волосы, - пожалуйста...
"Пожалуйста, не убивай меня"? "Пожалуйста, Флиппи, очнись"? Давно заучено наизусть, как и весь сценарий полностью, согласно которому, ни одна из этих фраз не поможет.
И хоть ее вторая рука свободна, Флаки не спешит шевелить ей, будто боясь быть замеченной - и тогда в нее вонзится нечто похуже.
Хотя пальцами все равно судорожно шарит по полу, натыкаясь на осколки опрокинутого в полете стакана.
- Флиппи, н-ну же, это же я, - конечно, это ты - уже зареванная, шмыгающая носом так громко, будто вдыхаешь кислород и этот леденящий душу запах крови в последний раз. Да так оно и есть, - я, я не хочу ничего плохого, мы одни, здесь безопасно, только успокойся...
Девушка так быстро лепечет вялые слова, которые точно не спасут ее жизнь, что и не замечает, как перестает чувствовать окровавленную ладонь - кажется, та просто превратилась в единый сгусток из боли.
- Отойди от меня! - резко повышает она голос, замахиваясь накрепко сжатым стеклышком на прапора; то врезается в кожу и рыжей, и бешеному, оставляя на щеке того царапину. "Всего лишь царапину?.." Наверное, это потому, что она действительно не хочет ранить. Но жить-то хочет, верно?
Безумно страшно отпихивать такого огромного парня ногами, зная, что от этого он, возможно, не пошатнется; безумно страшно переворачиваться на бок и пытаться выдрать нож из собственной плоти - любой ценой, - понимая кусочком сознания, что прямо сейчас в ее спину может прилететь нечто, что сломает позвоночник, повалит глазом прямо на рукоятку или сделает дыру в черепе.
Да, жить ей действительно хочется, как бы ни было это бессмысленно; Флэки все еще расшатывает накрепко засевший нож и все еще плачет, сжавшись в комок, как будто это как-то спасет ее.

+2

5

Флиппи лишь хрипло рассмеялся, наблюдая за несчастными трепыханиями девушки под собой. Сейчас Флаки годилась лишь на то, чтобы позабавить безумного солдата, желающего крови невинной. А тихий скулеж только подзадоривал сошедшего с ума, заставляя его получать наслаждение, которое Флиппи и не пытался скрыть. Наклонившись вплотную к лицу своей жертвы, будто стараясь рассмотреть каждую морщинку, вызванную животным ужасом, Прапор прошипел:
-Давай, же! Кричи! Зови на помощь! Увеличь количество трупов!
Разразившись новым приступом ненормального смеха, Флиппи чуть отстраняется назад и в это время до его ушей доноситься сдавленный голос рыжеволосой:
- Флиппи, н-ну же, это же я,  - шмыгая носом произнесла она - я, я не хочу ничего плохого, мы одни, здесь безопасно, только успокойся...
Эти слова будто включили переключатель в мозгу солдата на некоторое время, вызывая невыносимую головную боль.
-Агх... - в попытке унять мигрень, парень поднял ладонь, закрывая половину лица, выражение которого исказилось злобным оскалом. Онемевшее тело проняла мелкая дрожь и не надо быть экстрасенсем, чтобы понять — безумному экс-мишке это не понравилось. Еще бы, в самый разгар веселья его собираются прервать, не кто-нибудь, а добренькое альтер-эго. Надо было быстро что-то предпринимать и он не нашел ничего лучше, как сдавить свободной рукой горло, виновницы своих головных проблем.
-Черт возьми, заткнись! - прорычал экс-медведь, лихорадочно осматривая девушку сверху. Тело не слушалось, поэтому хватка получилась несильной, но по расчетам Флиппи этого должно хватить, чтобы перекрыть рыжей кислород и благополучно отправить на тот свет.
Уже за это стоило ненавидеть этот мир, эту реальность. В мире зверушек, ни один самый жалобный писк не мог выдернуть Флиппи из состояния берсерка, позволяя без тени сомнения крошить зверят направо и налево, оставляя после себя горы обезображенных трупов. А сейчас? Какая-то девчонка смогла вогнать Прапора в такое состояние? За такое она точно должна умереть. Пальцы на горле сжимались сильнее, впиваясь в нежную кожу неуверенной хваткой. Тогда Флиппи и совершил ошибку, которую никогда не допускал — недооценил врага. Ведь не зря говорят: загнанная в угол мышь бросается на кошку. За что и поплатился, получив неглубокий порез на щеке. Сама царапина не имела никакого влияния. Против экс-мишки сработал эффект неожиданности, заставив пошатнуться нестабильное тело. Благодаря этому, Флаки удалось чуть отпихнуть от себя Прапора, выигрывая для себя немного времени, пока незадачливого маньяка терзает дрожь и нестерпимая боль, заставляя его наблюдать со стороны, за незатейливыми попытками спастись. Все это вызывало у Флиппи желание.... смеяться?  Вымазанная в собственной крови Флаки, отчаянно пыталась вытащить приковавший ее к полу нож. Как нельзя кстати, телеканал запустил продолжение фильма. Послышался выстрел унесший с собой не только, сопротивляющийся безумию, разум, но и острую боль, терзавшую Прапора. С широкой улыбкой на лице он поднялся на ноги и подошел к трепыхающемуся телу рыжей девушки.
-Давай помогу. - усмехнулся он, наступая на спину Флаки, прижимая ее к полу, как лягушку.  После, наклонившись, медленно начал раскачивать нож, увеличивая размер кровавой раны, но все же медленно вытаскивая оружие.
-Ну что, будешь молить меня о смерти или поиграем еще?
Наблюдая за девушкой, Флиппи кончиком языка лизнул окровавленный нож. А после, не долго думая, провел лезвием по спине своей жертвы, разрезая не только одежду, но и нежную, девичью кожу. Убирая ногу со спины Флаки, Прапор в предвкушении начал ожидать дальнейшего развития игры в «кошки мышки».

+2

6

Видя, как чужая рука ложится на рукоятку ножа, Флэки зажмуриться не успела.
- Давай помогу, - и девчонка заскулила с новой силой, роняя на пол собственные слезы и сопли. Еще до того, как лезвие, погруженное в кровоточащую плоть, начали расшатывать, рыжая уже слышала стук собственных зубов друг о друга.
В спину прессом врезалась чужая стопа, придавив ослабевшее тельце к полу; девушка зажмурилась, прижавшись щекой, сквозь пелену из собственных страхов и звона в ушах слыша голос своего палача.
Кто бы ей теперь помог?.. - вряд ли кого-то будил этот шум, не через время - хоть и короткое, - проведенное здесь. Она и сама, порой, просыпаясь, слышала довольно понятные мозгу звуки.
Бояться спуститься вниз тогда, чтобы помочь кому-то, и бояться сейчас, слыша, как трещит ее вязанный свитер, ощущая, как холодное и острое проходится прямо по линии позвоночника - совершенно разные вещи.
- Ну что, будешь молить меня о смерти? - Флэйк крутит головой, словно слепой ребенок, смаргивает соленые градины слез с ресниц. - Или поиграем еще?
"Не трогай меня, пожалуйста," - а сверху звуки выстрелов и коротких вскриков только дополняют всю ситуцию, обещая рыжеволосой лишь смерть.
Сопротивление приходит с толчками мыслей о нежелании умирать, заставляя цепляться целой рукой за паркет, едва не царапая тот, и вжиматься в пол, выгибая спину - Флаки будто пытается просочиться в фундамент вместе со своей кровью.
До тех пор, пока не возникает понимание того, что чужая нога больше не давит.
Девчонка поворачивает голову, косится, как может, на лицо прапора своими покрасневшими глазами, отчего-то не прощаясь со всеми своими соседями - и с нормальным Флиппи, в том числе, - а размышляя, что же быстрее достигнет своей цели - охотничий нож или она, если сможет рвануться хотя бы к лестнице?
- Зачем ты... - Флэки почти пищит, как пищала еще в родном доме - но с тех пор голос огрубел, и теперь девушка не узнавала самой себя, - ...делаешь это?
Выходит совсем безнадежно, без той искринки, с которой убеждают маньяков встать на путь иной лишь в самых фантастических повестях.
- М-мы можем справиться с этим вместе, - ногти практически вонзаются в поверхность, и рыжая зарабатывает себе парочку заноз под них. - Тебе ведь нужна... Помощь. Правда, Флиппи?
Нож цепляется за кожу, но девушка все равно потихоньку ползет вперед, стараясь не сводить взгляда с психопата.
- Каждый из нас может, правда-правда, - а краешек тумбы, на которой стоит злосчастный телевизор, все ближе. Как, наверное, ближе и решение бывшего военного к тому, чтобы просто прикончить свою жертву. - Что бы ты сейчас н-не чувствовал, мы... мы поможем.
Она чуть привстает, стараясь игнорировать текущие уже вдоль по спине струйки крови. Тело напряжено до предела; Флэки едва не орет во все горло, когда опирается на пострадавшую ладонь, и чертыхается - жжет невыносимо.
- Я помогу, - рыжеволосая с трудом выдавливает из себя улыбку, - Мы ведь друзья.
Желтые глаза обезумевшего заглядывают в самую душу; целая морозная метель бушует где-то внутри, и Флэки вспоминает, что то же самое она чувствует, когда возвращается с того света.
А потому, мысли все ухудшались.
- Мы ведь друзья?.. - уже спрашивает она, когда как лицо вновь увлажняется. Иронично - рыдать из последних сил, нежели чем бежать.
Девушка закрывает глаза, готовясь абсолютно ко всему - и подрывается на месте, кое-как переставляя ногами. Она, намеревась бежать, что бы ни случилось, все же заваливается на дрожащих, ватных ногах где-то за телевизором; перед этим хорошенько толкнув последний изо всех сил, сваливает тот прямо в сторону прапора.
- Нет, нет, Флип, погоди! - заранее пытается остановить его Флэки от необратимого, попутно отползая в угол, стараясь собраться, наконец, и просто уйти отсюда живой.
Возможно, это ей и не удастся. 
"Он же убьет меня и в следующий раз!
Девчонка сжимается, уже оказавшись на расстоянии, и закрывает лицо руками.
"Будет еще больнее."

Отредактировано Flaky (2017-03-06 19:29:04)

+2

7

Флэки не делала резких, провоцирующих движений и именно это, в большей степени, спасало ей жизнь. Вот только слабый писк, что издавала девушка, изрядно действовал на нервы. Настолько пронзительный тихий голос, насколько он вообще может быть таковым, заставлял стиснуть зубы и так же тихо рычать. И каждый раз, что-то сдерживало безумного экс-медведя от финального рывка. От последнего движения, что прервет жизнь юной девушки и, возможно, вернет Прапора в обычное состояние. Конечно, если не найдется еще желающих прогуляться по ночному особняку до холодильника. В таком случае можно будет ограничиться одной жертвой.
Тем временем сама девушка выглядела настолько удручающе, что можно убедить себя в том, что не ты не убиваешь ее, а благородно избавляешь от мучений. Это и пытался сделать «злобный» Флиппи, дабы унять сомнения другой своей стороны. Раз уж тому не справиться, то лучшим выходом из положения будет переманить «добренького» на свою сторону.
А рыжая не унималась, продолжая лепетать бессмысленную чушь про помощь, про дружбу. Флиппи глаз с нее не сводил пытаясь уцепиться за любое неосторожное движение. И будь у него сила Сплендида, то Чудачка обзавелась одной лишней дыркой где-то в районе в груди. Хотя, чтобы сделать нечто подобное, Прапору вовсе не нужны были «супер-способности».
-Я же сказал тебе заткнуться! - рявкает бывший мишка, срываясь с места в погоню за девушкой, которая убежала не так далеко, но с умела свалить телевизор, от которого Флиппи благополучно отпрыгнул. В наступившей тишине голос Флэки слышится громче, чем обычно.  Вернее, он не просто звучал громко, он проникал куда-то вглубь души, вытаскивая того, кого не должен был.
-Агх... Ксо... - прошипел Флиппи оседая на одно колено и закрывая ладонью лицо. Вечная борьба двух "Я" экс-мишки, разрывало его тело неистовой болью. А сейчас, когда он лишился катализатора своей ярости, исход борьбы был очевиден.
Осознание приходило к Флиппи медленно, будто стараясь не травмировать психику солдата еще больше. Хотя казалось бы, куда еще то? Убирать руку от лица не хотелось — Флиппи боялся, что увидит перед собой обезображенные тела своих друзей, которые умерли по его вине. Этого он боялся больше всего, но сидеть так вечно не мог. Медленно отстранив ладонь от лица, первое что он увидел была внушительная лужа крови. Чуть поодаль лежал разбитый телевизор, указывающий на явные следы борьбы. Уже от этой картины руки Прапора затряслись. Руки.. Рука.... Только сейчас он заметил, что другая его рука мертвой хваткой сжимала рукоятку его же ножа, с лезвия которого, медленно капала чужая кровь. Новая волна ужаса прокатилась мурашками по спине Флиппи и он неторопливо поднял голову. Глаза тут же выцепили дрожащую в углу фигуру. Напуганную, израненную, испачканную в собственной крови, но живую. На этот раз, неужели все обошлось? По состоянию Флэки было сложно это так назвать, но ведь она жива.
Флиппи хотел помочь, честно, но тут же оступился, отводя взгляд в сторону. Он прекрасно понимал, что произошло и что именно он виноват во всем этом. И что сейчас от него больше вреда чем пользы он тоже прекрасно понимал. На что он надеется? Что сейчас Флэки после всех своих мучений мило улыбнется и позволит ему перебинтовать все ее раны, которые Флиппи собственноручно нанес? 
-Прости... - он не нашел ничего лучше, чем сказать именно это слово.
У Прапора даже не хватило смелости посмотреть девушке в глаза. Осознание того, что еще бы чуть-чуть и ее не стало, уже в который раз, от его руки, заставляло Флиппи испытывать стыд не позволяющий это сделать. Глупо было надеется на прощение, после всего, что он натворил. Так же глупо, как и просить его или вообще на что-то надеется.
Развернувшись на одних пятках он бросился прочь из гостиной прямиком в холл. А там и до выхода на улицу недалеко. Холодный ночной воздух должен привести в порядок не только чувства, но и мысли.

+2

8

"Осколки попали в него?" - с облегчением, со скачущим сердцем, с невероятным счастьем думает Флэки, когда маньяк оседает на одно колено, закрывая ладонью лицо.
"Осколки попали в него?!" - девушку резко затапливает холодный ужас - он потом, дрожью, да и ее кровью, в которой та уже успела изрядно измазаться, проходится по телу.
Рыжая, не желая хоть как-то шевелить раненной рукой, растерянно подается вперед и тянет здоровую к прапору. Ее, может, и хотели прикончить - но разве она сама желала того же другому?
Страшное, грозящее опасностью, рискующее убить всегда тянет к себе; хочется проверить, не ушло ли оно, не утратили ли чужие глаза нездоровой желтизны и безумства, не изменилось ли издевательское, злобное выражение на более мягкое. Обычно лишь жертвы в каких-нибудь фильмах ужасов идут прямо в темноту, в пустую комнату, в заброшенный дом или старый подвал, чтобы проверить, как поживает их собственный палач.
Но как только Флиппи вновь посмотрел на нее, Флэйк отшатнулась, ударившись спиной о стену, и вперилась в него настолько  ошарашенно, что даже все ее предыдущие взгляды - на, к примеру, тела друзей, беспорядочно раскиданные по цветочной полянке, на собственное туловище, оторванное от ног, из которого свисают кровавой сеткой кишки, - кажутся простым таким, мимолетным испугом ребенка, который прошелся по Комнате Страха в парке аттракционов.
Но мужчина не двигался, и Флэки медленно осознавала, что наваждение прошло. Разумеется, когда она, после потока ругательств и попыток справиться с самим собой, услышала тихое извинение, лучше не стало.
И пока ветеран старательно избегал прямого контакта, девушка же всеми силами пыталась заглянуть тому в глаза - наверное, только они, посреди всего этого странного поведения, могли сказать, бросятся ли на нее сейчас с ножом или мирно оставят здесь, чтобы хотя бы перевязать руку.
От резкого движения девчонка зажимается, жмурится, но улавливает ушами лишь спешный бег, который все удаляется и удаляется, оставляя ее в кромешной тишине.
В комнате становится пусто.
Воспользовавшись этим, рыжая сначала хнычет в голос, практически и не пытаясь сдерживаться - ну, по крайней мере, она заслужила хоть минутку на это. Затем - едва слышно пищит, поднимаясь на дрожащих ногах, босыми стопами проходясь по осколкам на пути в ванную комнату - там должна быть аптечка, и, если ее еще не расхватали несчастные обитатели этого места, то Флаки могла бы воспользоваться бинтами.
Заставляя себя заткнуться окончательно, девчонка добирается до места назначения более-менее тихо, стараясь придерживать на себе безнадежно порванный на спине свитер; в зеркале, кажется, на нее смотрит уже труп, только ходячий и мало-помалу соображающий.
В небольшом шкафчике на стене обнаруживаются лишь тонкий моток уже растраченных бинтов и пластыри; последние мало чем помогут, зато вот белоснежная марля тут же оказывается крепко сжата. Флэки обматывает ее вокруг раны и шипит, больше всего сейчас желая просто избавиться от источника такой сильной боли; но она же не достаточно безумна, чтобы начать резать руку. Без обезболивающего, по крайней мере.
"Терпи!" - голос подсознания уже куда спокойнее. Но есть ли смысл вообще заниматься этой чертовщиной? Рыжая готова поспорить, что через пару дней она уже будет валяться в постели, страдая от того, что рука распухает, гниет, разрывается, делает все, что угодно, только не заживает.
Мягкая ткань в одно мгновение пропитывается кровью, и девушка решает взять с собой остаток бинтов, а заодно и пачку с пластырями.
Взять с собой - потому что ей определенно есть куда идти.
Разумеется, после произошедшего она вряд ли снова нальет себе молока, вряд ли ляжет в теплую кровать и заснет, чтобы наутро, возможно, и не проснуться. Хотя, это преувеличение - но чего только не подумаешь при таких-то обстоятельствах.
Выйти ночью на холодную, неприветливую улицу - вот чего Флэйк желала бы в последнюю очередь.
Видя лишь спину прапора, а на фоне - густой, страшный, неизведанный лес (рыжая очень редко выходит куда-то за пределы особняка), Флэки хочет повернуть назад.
- Э-эй, - без привычного себе смущенного "хе-хе" зовет она, подходя. В любой момент девчонка готова дать деру - стоит парню лишь взяться за свой нож. - Флиппи. Т-ты как?
Дикобраз просто не знает, что еще может сказать, и поэтому, вместо слов, лишь ждет, пока солдат обернется, чтобы протянуть ему плоскую коробочку того, что нахватала в ванной; что ж, эту ее ладонь либо отсекут, либо пожмут. Осколки от разбитого телевизора могли разлететься, и она не уверена, попало ли в прапора. В голову закрадываются навязчивые мысли о том, что она похожа сейчас на побитого ребенка дошкольного возраста, который по чьему-то настоянию идет мириться с сильным соперником. Только в этой ситуации все гораздо серьезнее - об этом напоминает грязный бинт на запястье.

+1


Вы здесь » Happy Tree Friends: Destiny » Альтернатива » Полночные бандиты